DCB Interview
09.07.2021

Глеб Косолапов
ИТ-лидер мобильного канала

Зачем разрабатывать мобильные приложения в 2006 году, как продавать сибирских кошек заграницу и писать UX-аналитику в печатные журналы, где гулять в Москве: версия Глеба Косолапова.
Ты как-то упоминал, что 6 лет подряд преподавал в вузе программирование и математику. А что это был за вуз и как ты пришёл к преподавательской деятельности?

Я учился в Московском авиационно-технологическом институте и с ранних курсов стал лаборантом. Со временем я вошёл в пул студентов, которые могли консультировать младшие курсы. А после поступления в аспирантуру мне предложили занять должность младшего преподавателя. По сути, для меня это было вызовом. Когда что-то кому-то объясняешь, то, с одной стороны, ты сам начинаешь это лучше понимать. С другой стороны, опыт публичных выступлений перед несколькими десятками людей был определённым челленджем для меня. Я так себя прокачал.

Ты наверняка видел преподавателей, которые рассказывают одно и то же и в какой-то момент начинают отбывать повинность. То есть они рассказывают заученную программу, им неинтересно, как она поменялась, как отвечает актуальным трендам. Когда ты начинал преподавать, не боялся, что информация, которую ты узнал во время обучения, устарела, и ты можешь отстать от актуальной практики?

В преподавании для меня основным вызовом было не это, а что мне нужно было быть выше моих сверстников. Не статусом, а чтобы они воспринимали меня как преподавателя: зачастую разница в возрасте была 2−3 года. Одно дело, когда приходит умудрённый годами дяденька. Мне же нужно было дистанцию увеличить, чтобы меня воспринимали как лектора, преподавателя. Поэтому мне было проще найти контакт какими-то шутками, прибаутками, лирическими отступлениями. И то, что я преподавал, было очень прикладным. Было мало теории и много живых вещей. Как я сказал, основной задачей было преподнести себя как кого-то, кого нужно слушать. И поначалу это было сложно.
Получилось не сразу?

Конечно

Сталкивался со студентами, которые пытались выпендриться и показать себя?

Такое тоже бывало.

Во сколько ты начал преподавать?

Мне был 21 год, кажется.

В 21 год ты стал младшим преподавателем
высшего учебного заведения?

Не только, я ещё и в колледже тогда преподавал.
Ты упоминал, что в принципе разрабатывать приложения для носимых устройств ты начал с 2006 года. В частности, для коммуникатора Pocket PC. Сейчас это не просто сложно представить, даже это устройство трудно вспомнить. Хочется повторить известную шутку: как и зачем?

Многим нужно будет загуглить, чтобы понять, что это за устройство. Это из разряда пейджера, который уже давно изжил себя. Просто я был студентом, искал себе какую-то практику. Я работал в маркетинговом агентстве, у которого был один из сервисов для клиентов — поддержка мерчендайзинга для торговых точек. Мерчендайзеры — люди, которые расставляют товар на полках. И всю информацию они раньше заносили в бумажные анкеты, а затем вручную в систему. Это было долго и дорого. И поскольку появились Pocket PC, было принято решение их использовать. По факту это работало следующим образом. Человек получал некое задание. Большую форму с разными полями, которую он на торговой точке заполнял, причём по нескольким торговым точкам. В конце рабочего дня подключался к компьютеру, который находится в какой-то локальной сети. Потом всё это дело подгружалось к нам на серверы. А дальше на сервере уже происходила некая аналитика на основе большого количества данных.
А что ты программировал для них?

Я программировал само приложение по сбору этих данных и по передаче данных на сервера при подключении к компьютеру.

То есть, в 2006 году ты буквально ручками писал код для условного мобильного приложения?

Так и есть. Это и было то самое мобильное приложение. Очень удивительный опыт. По факту, сам подход к разработке никак не изменился.
Как сейчас мобильный разработчик втыкает свой телефон в компьютер и разрабатывает, так это тогда делал и я. Просто были другие системы, другие средства разработки и так далее.

А когда ты писал код в 2006 году, когда ещё не было Айфонов и Андроидов, а лишь Нокии и разные слайдеры, мог ли ты представить, что за подобными программами на носимых устройствах — будущее?

Да, безусловно. Тогда это уже было понятно. Более того, когда я преподавал в институте, у нас были популярны компиляторы, языки разработки именно под носимые устройства.
Но ты говоришь, что в мобильной разработке ты с 2012 года. Чем были наполнены 6 лет между этим?

Ты знаешь, действительно был лаг перед появлением Айфона. Были Pocket PC, были Palm, были Симбианы. Под это всё разрабатывали какие-то игры, приложения. А у меня была ещё вторая страсть. Мне всегда нравились карты, я достаточно силён в географии. И после ухода из агентства мне предложили развивать геоинформационный портал типа Яндекс.Карты.
Я более 5 лет работал в этом направлении, создавал геоинформационные системы. Это такие системы, которые отображают пространственные данные пользователя на картографической основе. Я, по сути, делал свои Яндекс. Карты самостоятельно.

Этот проект сейчас существует?

Скорее нет, чем да. Это довольно локальная система. Потому что пространственные данные бывают разными. Общедоступные, которые мы видим и знаем, а есть узкие и специфические, так называемые профессиональные-тематические пространственные данные. Допустим, мы делали систему для электроэнергетиков. Местонахождения линий электропередач, подстанций. Это сугубо специализированная пространственная информация. И поскольку она работает в локальной сети, то это локальные серверы, с локальными данными и так далее. Для меня это был интересный вызов. Работая в этой компании, я вернулся в Айфоны и Айпэды, потому что в 2012 году моё руководство сказало: «Ну нам же туда надо! Мы же делаем для высшего руководства аналитические системы, нам нужно делать то же самое на Айпаде!». И я начал учить iOS и с тех пор я в этом всём и остался. Вернул себя в мобильную разработку.
Этот проект сейчас существует?

Скорее нет, чем да. Это довольно локальная система. Потому что пространственные данные бывают разными. Общедоступные, которые мы видим и знаем, а есть узкие и специфические, так называемые профессиональные-тематические пространственные данные. Допустим, мы делали систему для электроэнергетиков. Местонахождения линий электропередач, подстанций. Это сугубо специализированная пространственная информация. И поскольку она работает в локальной сети, то это локальные серверы, с локальными данными и так далее. Для меня это был интересный вызов. Работая в этой компании, я вернулся в Айфоны и Айпэды, потому что в 2012 году моё руководство сказало: «Ну нам же туда надо! Мы же делаем для высшего руководства аналитические системы, нам нужно делать то же самое на Айпаде!». И я начал учить iOS и с тех пор я в этом всём и остался. Вернул себя в мобильную разработку.

Но сейчас ты в СберБизнес. И, насколько я знаю, в своё время ты писал сайт со своим бизнесом по продаже сибирских кошек за рубеж. И даже занимался логистикой, сопровождением, общением с покупателями. Ну, во-первых, почему именно сибирские кошки? Во-вторых, расскажи про этот опыт.

Ах-ах-хаха. Это очередная история «я студент, мне нужно подработать». Я нашёл заказ в Объединении любителей сибирских кошек после того, как приобрёл себе ту самую кошку. Ко мне пришли замечательные женщины, которые разводят этих животных. И они сказали, что было бы здорово использовать интернет для продажи котят. В те времена особо никто не умел в интернет, поэтому мне пришлось помочь. Я сделал сайт, разработал дизайн и был его администратором и точкой входа для клиентов, которые заказывали котят.
То есть это не было твоим бизнесом?

По сути да. Я был посредником и разработчиком ресурса. Это был кошачий маркетплейс, как сейчас принято выражаться.

Заходишь по старой памяти на этот сайт?

Я думаю, что его уже нет. Сайты штука такая. Сегодня есть, завтра нет. Я думаю, что его давно уже переделали, если домен остался. Но в тот момент это было интересным опытом. Я даже отправлял нескольких котят в другие страны. Это было самое интересное.

Как это выглядело?

Ко мне обращался через форму обратной связи потенциальный покупатель. Дальше мы
с ним списывались, подбирали для него подходящего котёнка, с подходящей родословной. Я общался с заводчиком, мы готовили документы, проходили ветеринарный контроль, покупали билеты на самолёт. Процесс этот сопровождал по факту я. И с этого я получал неплохую комиссию, скажу честно. Я торговал кошками.
Кототорговец. Не отслеживал судьбу своих подопечных?

Какое-то время отслеживал, но там, слава богу, всё было хорошо.

Ты рассказал, что ты писал статьи о сайтах автодилеров в журнале «Полный привод». Ты увлекаешься машинами?

На самом деле нет. Это ещё одна увлекательная история о том, как студенту найти подработку. Никуда не берут, программировать я ещё особо не умел. Я пошёл работать курьером. Это было издательство, которое выпускало автомобильные журналы. Опять же узнали, что Глеб умеет в сайты. Мне было интересно, я получал первый опыт. Мне доверили администрирование сайта этого издательства. А после этого мне главный редактор предложил писать про сайты автодилеров. Мне сказали: посмотри на сайты дилеров и оцени их с профессиональной точки зрения. И я писал статьи о пользовательском пути покупки машины. Ежемесячно. Получал гонорар за количество символов в статье. Вот такая подработка была.

То есть ты писал статьи нишевой UX-аналитики в автожурнал?

Де-факто да. В автожурнале была моя колонка, раздел, где я ежемесячно брал сайты условной Mazda или Ford’а и оценивал их сайт с точки зрения удобства пользования, заказа машины и так далее.

Говорят, интернет помнит всё. Пробовал перечитать эти статьи?

В том-то всё и дело, что у этого журнала даже не было веб-версии!
Это был печатный журнал, у меня дома есть его экземпляры!

То есть ты писал UX-аналитику по автодилерским сайтам в печатный журнал?

Да!
Идеально!

Мне кажется, они поэтому и закрылись. Потому что не пошли в веб-версию.

Ты из семьи инженера и архитектора. То есть в семье никто не разработчик. Как ты выбрал эту специальность?

Ах-ха-ха! Она меня выбрала сама. У меня папа был физик, и точные науки, в частности математика, мне всегда были интересны. Поступил на самую престижную кафедру вуза — прикладную математику. Но почему-то я тогда не подумал, что прикладная математика — это больше информатика, чем математика. И тут меня захватило. Это была случайность.
То есть не было такого, что родители склоняли именно к своему ремеслу?

Такого не было. Спасибо моим родителям, они ко мне всегда чутко прислушивались. Безусловно, я всегда жил в творческой атмосфере архитекторов, к коей моя мама принадлежала. Всегда знакомые, друзья. И, наверное, именно поэтому я люблю Москву, потому что мама была исследователем архитектуры города. Мне близко всё, что связано с архитектурой и историей, но я не пошёл по этому пути. Там требуется многое, что связано с рисунком, черчением. Мне не хватало аккуратности, усидчивости в этой части. Точные науки давались мне куда лучше. Поэтому я пошёл скорее по отцовскому пути.
Ты член участковой избирательной комиссии. Для тебя слова «проявление гражданского долга» не пустой звук. Как давно, как ты к этому пришёл и понимают ли твои друзья твой выбор?

Я решил, что этот опыт будет мне полезен. Много информации поступает из разных источников по поводу фальсификаций, подтасовок. А как реально это работает, скрыто от обычного человека. И я решил погрузиться в это и посмотреть. Нахожусь я в этом статусе уже 4-й год. Начал с того, что был просто наблюдателем на выборах в 2018. На волне настроений я подумал, что это будет интересный опыт. Побыл наблюдателем, видел всё изнутри. Потом решил подать себя как постоянного члена комиссии, провёл уже три избирательные кампании. Я считаю, что это важная тема. Мне кажется, что аполитичность — это плохо. От этого зависит наша жизнь, наша страна, наше будущее. Задумался я об этом, когда понял, что у меня растут дети. И я хочу им лучшего.
Ты любишь Москву и путешествия. Где бы ты посоветовал погулять в Москве, чтобы лучше узнать город?

У меня есть несколько любимых уголков города, которые обладают своей атмосферой. Мне нравится район Солянки, его рельеф и атмосфера. Нравится Замоскворечье, очень самобытный район. В любом городе, не только в Москве, мне импонирует самобытность. И Москва до сих пор имеет свою аутентичность несмотря на то, что это очень пострадавший город, особенно за 20 век. Ей довелось опять стать столицей, столицей нового государства, которая должна была олицетворять его особенности. Я жалею, конечно, об этом, потому что мне кажется, что многое утрачено. Но те районы, которые я назвал, смогли многое сохранить. И та самая московская атмосфера там чувствуется.

А если поехать, прямо как туризм, я бы обязательно рекомендовал усадьбу Архангельское. Многие там были, а многие даже не знают о ней. Находится в ближайшем Подмосковье. Усадьба очень красива, там очень приятно и атмосферно осенью.

Ещё одним из не очень пропиаренных мест я бы хотел назвать Петровский парк. Я сам родился на Соколе, это рядом с моим домом. Жаль, что в Петровский путевой дворец зайти почти нельзя, но это очень атмосферное и своеобразное московское место.

Ты говорил, что никогда не курил и даже не пробовал. И не понимаешь, зачем это нужно. А с остальными общепринятыми вредными привычками у тебя как?

Если говорить про алкоголь, то в умеренном количестве с должной компанией это может быть хорошо.

Любимый алкоголь есть?

Я думаю, что вино.

Ты любишь путешествовать без чёткого маршрута и без организованных групп на машине. А есть ли чёткий маршрут из планов ближайших и долгосрочных? И получается ли к ним идти?

Откройте мне границы и заберите ковидные ограничения, вот тут я оторвусь! Есть несколько маршрутов и локаций, куда я обязательно хочу поехать. Я, к своему горю, до сих пор не был во Франции. И хочу туда поехать, есть даже более-менее намеченный маршрут. Есть желание поехать на Адриатическое побережье, тоже на машине. Хорватия, Черногория. Где-то я был, но автомобильной свободы у меня там ещё не было. Хотел бы в Исландию. Но там только с машиной.
Из последнего, что у меня было — это Калининградская область. То, что сейчас доступно любому из нас. Это было незабываемое путешествие. Здесь уровень ожиданий и реальности очень контрастировал. Ожиданий было не так много, и реальность их серьёзно превзошла. За счёт машины, свободы перемещений, природы и самобытности, которая там осталась ещё с прусских времён.
С любовью, Цифровой Корпоративный Банк!